Принадлежит ли искусство народу?

Автор: | 17.03.2016

С 1 сентября 2016 вступают в силу изменения в Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах», принятые российским парламентом, подписанные Президентом еще в 2004 году, накануне очередного раунда переговоров о вступлении России в ВТО.

Поправки в Закон призваны привести этот правовой акт в соответствие с Конституцией и другими законодательными актами. Впрочем, главной задачей было подверстать действующее законодательство к нормам международного права вообще и некоторых соглашений в частности, к которым с 1993 года присоединилась Россия. Например, по вопросу регулирования правоотношений в сети Интернет. Тем самым, отмечает первый заместитель председателя Комитета Госдумы по культуре Александр Тягунов, «мы уравниваем положения нашего законодательства с положениями Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений, а также Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) в связи с предполагаемым вступлением во Всемирную торговую организацию».

Впрочем, среди всех изменений есть и весьма существенные. С 1 сентября все авторы (в широком понимании этого слова) имеют «право на доведение произведения до всеобщего сведения». То есть они могут «сообщать произведение таким образом, при котором любое лицо может иметь доступ к нему в интерактивном режиме из любого места и в любое время по своему выбору». Этой новелле и вообще интернет-правам и была посвящена интерактивная пресс-конференция в РБК, состоявшаяся в прошедший понедельник.

«Уже по тому, что законодатель установил довольно длинный срок для того, чтобы люди могли подготовиться к вступлению этих поправок в силу, можно сделать вывод, что поправки принципиально серьезные, — заметил в самом начале завкафедрой ЮНЕСКО по авторскому праву, Чрезвычайный и Полномочный посол РФ при ЮНЕСКО Михаил Федотов. — Формула «в любое время и из любого места» была впервые использована в договоре Всемирной организации интеллектуальной собственности по авторскому праву, который был принят в 1996 году. Прошло время, и эти нормы международного права наконец-то докатились и до нас…» В связи с этим экс-министр печати и информации выразил надежду, что с принятием этих поправок исчезнет практика, когда «любое произведение и любое исполнение, любая фонограмма, попавшая в Интернет, становится общественным достоянием и все права на нее куда-то исчезают». При этом он выразил категорическое несогласие со «старой большевистской формулой», гласящей, что «искусство принадлежит народу», назвав ее «в корне неправильной и подрывающей основы интеллектуального творчества в стране и мире в целом». Этот тезис, по сути, поддержал и глава Представительства Международной федерации производителей фонограмм (IFPI) Игорь Пожитков, отметив, что до недавнего времени многие интернет-сайты в своей незаконной деятельности прикрывались лицензиями так называемых обществ по коллективному управлению правами.

С такой постановкой вопроса, впрочем, согласились не все участники пресс-конференции, которая постепенно превратилась в дискуссию с весьма острой внутренней интригой вокруг вечного вопроса «платить или не платить». Так, руководитель группы экспертов Комитета по электронной коммерции НАУЭТ Станислав Петровский, отстаивающий интересы российских интернет-магазинов, попытался защитить народ, имеющий право на искусство. «Ведь мы защищаем не только интересы авторов, мы должны также защищать и интересы общества, потому что хотя народу, может быть, и не принадлежит искусство, но тем не менее у него есть право на доступ к культурным ценностям, — заявил он. — А музыка и другие произведения — это неотъемлемая часть жизни общества, и каждому человеку должны быть предоставлены равные возможности получить к ним доступ. Соответственно Закон не только налагает какие-то обязанности на пользователя и дает определенные права авторам, он также дает права обществу, которые заключаются, может быть, и в некоторых ограничениях прав авторов». При этом отметив, что без деятельности организаций по коллективному управлению невозможно осуществлять эффективное управление авторскими правами в Интернете. «Невозможно представить себе ситуацию, что каждый магазин будет связываться с десятками тысяч правообладателей и пытаться заключить с ними договоры, — заявил он. — Это просто технически сведет на нет его деятельность».

В свою очередь Игорь Пожитков назвал подобные рассуждения «демагогией» и напомнил, что данный Закон, с точки зрения правообладателей, дает достаточно четкий ряд критериев, соблюдение которых позволяет той или иной организации с полным правом называться организацией по коллективному управлению правами. «В частности, эта организация должна быть создана непосредственно правообладателями, она должна действовать на основании договоров с этими правообладателями, — напомнил он. — Но не нужно рассматривать коллективное управление как панацею — единственно возможное решение существующих проблем в Интернете». Впрочем, и Михаил Федотов не стал возражать против развития коллективного управления авторскими правами в Интернете. Но, перефразировав известную формулу — «разрешено то, что не запрещено», витиевато заметил: «Все, что разрешено офлайн, должно быть разрешено и онлайн, а все, что запрещено офлайн, должно быть запрещено и онлайн».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *